Я посмотрела на табло. Электрички, которая вернет меня домой, в тепло, в сухость, к интернету — придется ждать еще час с небольшим. Телефон 12 часов как сел, книги я не взяла. Поэтому я поднялась на второй этаж вокзала, взяла чай и стала смотреть на дождь. Резиновые сапоги натерли, одежда вымокла. Я гадала, включится ли телефон, когда поставлю его на зарядку.

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Журнал "Может быть по-другому".

Мне казалось, что я знаю грань между риском и безрассудством. Но, может, я ошибалась, и теперь поеду в Америку не только без денег, но и без телефона? Простыну, проведу последнюю неделю перед большим путешествием в постели?

Со стороны может показаться, что я выбираю дискомфорт ради мазохизма или скуки, причем дискомфорт и макро-, и микроуровня. Примером первого могло бы служить то, что я оставила кормящую фриланс-работу для того, чтобы соблюсти более важные обещания, данные самой себе, и заниматься любимым делом накануне большого путешествия. А второе — внезапные вылазки с палаткой на суровую Ладогу в не менее суровую погоду…

Но испытаний в жизни хватает и без того, дискомфорт ради дискомфорта меня совсем не интересует. Для меня эти вылазки скорее представляют собой «зону неидеальности», возможность прожить опыт как есть, хотя в голове я могла представлять его совсем по-другому.

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Фотограф Валерия Цапкова. Журнал "Может быть по-другому".

Таким образом я тренирую себя быть менее напуганной. Я готова бояться! Но не готова позволять страху отнять у меня радость приключения моей странной и захватывающей жизни. Да, дискомфорт сигналит о том, что мои ожидания от себя или от мира не оправдались, что-то пошло не так, меня охватывает тревога. А стоит испугаться — я тотчас впадаю в мрачную невротическую натянутость. Из моего тела уходит легкость, тягучее, мрачное предвкушение беды сжимает легкие. В такие моменты я перестаю проявлять себя таким образом, какой больше всего люблю — теплой и смелой, уязвимой и изобретательной. В такие моменты я превращаюсь в злобного человека из подполья, нервного и раздражительного.

Приключение для меня — противоположность бессилию. Приключение — возможность вернуться к себе настоящему. В фильме «В диких условиях» герой говорит: «В жизни не столь важно быть сильным, сколько чувствовать себя сильным».

Я верю: когда люди испытывают душевный подъем, солидарность, гордость, любовь и сострадание, они переживают свою истинную природу. Потому спешу влипать в ситуации, которые напомнят мне об этом.

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Фотограф Валерия Цапкова. Журнал "Может быть по-другому".
⠀⠀⠀
Дискомфорт, возникающий на фоне новостей и перемен, которых я не ждала, дискомфорт, приходящий как результат честных решений — могут и сбить меня с ног, и помочь выстоять. Хочу ли я быть той, кто позволяет дискомфорту разрушить решимость, планы, застрять на месте? Хочу ли я быть той, кто встает перед лицом разнообразия, принимает вызов момента, двигает вперед и преодолевает его? Мне ближе второй вариант.

Мне бывает трудно принять масштабы своих новых карьерных маневров и путешествий. В своем волжском царстве, на каком-нибудь греческом острове (или на восточном побережье США) я чувствую себя в безопасности. Эти места для меня обладают уютными человеческими пропорциями.

Но теперь, когда я отправляюсь в Калифорнию, да еще и без денег, часть меня вопрошает: какая тебе Калифорния, девочка? Что ты себе напридумывала? Вот он, твой мир, здесь ты дома, можешь бегать по пляжам и забредать в леса, танцевать и писать свои заметочки, видеть всё, делать всё, быть со всеми. А что ты будешь делать там? С безжалостными валами океана, обрушивающимися на песок? С незнакомыми городами и дорогами, неизвестными людьми и не располагающая ничем, кроме своей готовности любить и видеть людей?

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Журнал "Может быть по-другому".

Поэтому за неделю до отъезда я беру рюкзак и отправляюсь на дикий берег. Чтобы снова обрести внутреннее знание: раз справилась здесь, справлюсь и там. Хотя гарантий, конечно, никто дать не может.

Нагнувшись подобрать рваный пакет, колеблемый водой у самого берега, я не замечаю, как телефон выпадает из кармана моей худи-кофты. Добрых полчаса его баюкает волна, пока я не обнаруживаю потерю.

Ладога, как и любое приключение, учит меня тому, что всё не навечно — и не отнимает счастья делать и создавать. Эксперты по выживанию из шоу с канала Дискавери научили разжигать костер в самом влажном тропическом лесу. Я справилась и в тропиках Ладоги.

Простое счастье — ощущать гул ветров в соснах, слышать, как вода начинает кипеть в котелке. Меня и моего спутника ждут божественные напитки детских походов — чай с бергамотом и кофе «3-в-1».

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Журнал "Может быть по-другому".

Может, я не сумела сделать все правильно этим летом, подготовиться к моему большому путешествию продуманно и обстоятельно, но у меня по-прежнему есть находчивость, любовь и отвага. К тому же я смогла поддерживать очаг до поздней ночи, покататься на тарзанке и пообдирать последнюю чернику в лесочке, а это значит, я все еще окей.

Поход — это миниатюра жизни, где случаются свои сезоны дождей и ветров, хотя предполагалось лето. И всё равно стоит выбираться на свет, ставить палатку, сидеть у огня, обсуждать любимые тексты.

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Фотограф Валерия Цапкова. Журнал "Может быть по-другому".

А позже стоит выйти на берег, чтобы обнаружить, что ночной ветер разогнал тучи — и небо сплошь усеяно звездами. Несколько штук чиркнуло и исчезло. Августовский звездопад. Как в старые добрые времена.

Стоит блаженно засыпать под шум разбивающихся волн и блаженно просыпаться в несравненном тепле спальника, слушая, как выстукивает дождь.

Стоит знать, что комфорт снова кончился и придется вылезать из этого кокона в сырость, забираться ногой в холодный сапог. Натягивать дождевик, смотреть на мир сквозь дождь, бьющий по лицу. И помнить, что это тоже жизнь.

Помнить, что все мои опыты содержат элемент прорыва, выхода за пределы того, чем я была вчера. Ницше писал: «Даже я с удивлением могу констатировать, сколь много ключей человек может заставить бить в себе».

Я не могу избежать каждодневных потрясений и изменений. Ни во внешнем мире, ни в себе самой. Мои маленькие приключения учат меня помнить, что достаточно чуть-чуть сдвинуться вправо или влево, назад или вперед, чтобы найти новый центр тяжести и новую опору.

Зона неидеальности. Я выбираю приключение. Фотограф Валерия Цапкова. Журнал "Может быть по-другому".

Через пару часов я все-таки добираюсь до дома. Кидаю пропахшие дымом вещи в стирку, ставлю телефон на зарядку, и оп! — экран приветливо загорается. Некоторое время телефон отказывается подавать звук, но потом подключается и он.

Жизнь стихийна, избыточна и не поддается контролю, но именно поэтому она способна изумлять, радовать, дарить неповторимые опыты. В своей неидеальности и дискомфорте я проживаю то, что свойственно мне. Кто-то более разумный не поедет на кемпинг в дождливый день и не уронит телефон в прибрежный песок. Кто-то более предусмотрительный поедет в Америку более подготовленным.

А мне выпал шанс нового исследования, и я предвкушаю свою большую экспедицию навстречу ключам, готовым забить.

Автор статьи: Стефания Чиканова

Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения

Похожие статьи

На краю географии

346

Маг хрустальных сфер

1138