Консьюмеристкая тенденция последнего десятилетия — избавляйтесь от старого, не держитесь за вещи, неновые вещи — хлам. Иногда хлам, а иногда и память.

У меня живет старое пушистое покрывало — толстый двусторонний ворс цвета ночного неба, по периметру белый кант с крупными розами, в середине белый медальон с еще более крупными розами. И это покрывало сопровождает меня всю мою жизнь. Бабушка купила его у цыганок, которые ходили по селу, в котором она тогда жила, и продавали (за немаленькие деньги) все, чего в магазинах застойных времен не было и в помине.

Бабушке в жизни довелось перенести огромнейшие, трагичнейшие лишения, ее судьба настолько закручена и душераздирающа, что достойна отдельной книги. Беспробудная нищета сопровождала ее с детства до уже весьма зрелых лет. При этом она была необыкновенной красавицей (что увы, не облегчало, а только многократно усложняло ей жизнь), не лишенной некоторого тщеславия и неимоверной тяги к красоте вокруг. Везде, где селилась, она все засаживала цветами — георгинами, флоксами, розами — если позволял климат. Она благоустраивала гнездышко максимально — насколько позволяли вкус, достаток и возможности магазинов. Бабушка чудно вышивала гладью — помню салфетки, накидки, дорожки, расшитые незабудками и анютиными глазками с нежнейшими переливами множества цветов...


Достаток пришел к ней с пенсией. Каторжное прошлое неожиданно обернулось ранней (50) и с северными надбавками пенсией, которая позволила переехать с дедом в более теплые края и жить в свое удовольствие. Удовольствие обустраивать дом, шить себе наряды из ситчиков и крепдешина на зависть деревенским подружкам-простушкам, покупать всякую красоту для уюта — пуховые подушки с атласными наволочками, шелковое алое невесомое двуспальное одеяло, бархатные шторы, ну и цыганское покрывало.

Бирок на нем нет, но помню, раньше у него был пластиковый чехол с иероглифами — корейское оно или китайское неизвестно. Но качество! Ему уже лет 30-35, а оно ни свалялось, ни потеряло яркости цвета, и даже кант, которым оно обшито, без единого катышка.

Бабушка подарила его мне (всучила, как я тогда считала) в незапамятные времена сразу после студенчества — себе она прикупила гобеленовое роскошное голубое с золотом покрывало (жили уже в городской квартире, не в деревне), а мне надо было чем-то застилать кровать в съемной квартире. И с тех пор покрывало кочевало за мной по городам и весям, пока лет 10 назад не осело на даче. Я застилаю им двуспальную кровать и каждую весну, помня заветы бабушки, вывешиваю его на целый день на солнце — «прожариться и проветриться». И каждый, каждый раз вспоминаю бабушку добрым словом. Благодаря этому покрывалу она всегда живет в моем сердце.

А покрывало... что покрывало. Красивая вещь и главное — память о красивом человеке. И я никогда не променяю его ни на какую самую новомодную икеевскую хламиду.

Потеряшка


Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения

Похожие статьи

Женщина и кошка

7882