«Все знают, что сплетни — это плохо, — говорит Джозеф Эпштейн, затянутый в галстук-бабочку интеллектуал. — Но проблема в том, что любят сплетни тоже все. И я в том числе». В своей новой книге «Сплетни: Нетривиальный подход» Эпштейн не только обличает всех почивших и ныне живущих сплетников Америки, но и охотно смакует пикантные факты о знаменитостях, из разряда – любил ли Аристотель Онассис анальный секс.

Бывший редактор журнала “American Scholar” (откуда его выгнали в 2007 году за «недостаточную политкорректность»), интриган и любитель тяжеловесных каламбуров, Эпштейн напичкал свою книгу множеством едва связанных между собой фактов. В итоге получилась эксцентричная и скомканная история сплетен, по убеждению автора отражающая «темную сторону» современной культуры, помешанной на статусе и деньгах.

Эпштейн пытается рассмотреть вопрос с точки зрения морали, но быстро скатывается к простому пересказу мировой истории сплетен: начиная с древнегреческого военачальника Алкивиада, похотливого и своенравного, и диких оргий древних римлян до сексуальных аппетитах вспыльчивого лорда Байрона и просто аппетита актера Роско «Толстяке» Эрбакла, за свою прожорливость заслужившего славу Рабле старого Голливуда.

Особо исследователя восхищает слава «генераторов» сплетен. Он вспоминает герцога Сен-Симона, одного из главных сплетников при дворе Людовика XIV. Также читателя ждет познавательная экскурсия в мир окололитературных сплетен (от Пруста до современных журналистов) и слухов с гомосексуальным душком. Тут, конечно, не обойдется без имен Оскара Уальда, Лео Лермана, Трумана Капоте и Ноэля Коварда.

И лишь когда Эпштейн переходит к изложению еще не «остывших» слухов, его разоблачительный пафос раскрывается в полную силу. Отводя душу, автор с гневной критикой обрушивается на мир, «насквозь пропитанный духом сплетен». Если во времена королей и придворных, сокрушается писатель, сплетни были опасным, но редко применявшимся оружием, в эпоху Интернета они превратились в подобие поп-корна для масс.

«Однажды я задумался над вопросом, какие темы сегодня обсуждает нация, —признается Эпштейн, — и оказалось, что разумом американцев полностью овладели сплетни. Любопытно, что в подавляющем большинстве они имеют сексуальный подтекст. Конечно, все люди любят посудачить, но когда сплетня становится самоцелью, она начинает пугать.
Даже журналистские расследования превратились сегодня в подобие «организованного слуха». Эпштейн нападает на «сплетников» вроде телеведущей Барбары Уолтерс, писателя Гора Видала, «большинство трудов которого достойно гореть в печи», и журналистки Тины Браун, «сделавшей себе имя на умении спать со знаменитостями».
Эпштейн начисто отвергает остроумное определение сплетни, данное колумнистом “New York Post”, как «чего-то хорошего, услышанного о том, кого вы не любите».

Конечно, местами Эпштейн противоречит самому себе. Он утверждает, что подробности сексуальной жизни Бреда Пита и Анджелины Джоли ему абсолютно неинтересны, но Lady Gaga при этом он находит «любопытной молодой особой».

Конечно, Эпштейн — немного сноб, а в его категоричном неприятии поп-культуры сквозит легкая зависть. Но все же главная идея его книги — тоска по тому ореолу тайны, который испокон веков окружал любой мало-мальски интересный слух. В век, когда все, даже очень сомнительные новости, в гугле подаются на блюдечке, когда их не надо с трудом «добывать», а потом с удовлетворением смаковать, сплетни утратили весь свой шарм.

«Это как если ваш любимый шоколадный круассан, вдруг стал продаваться в Макдональдсе, и из удовольствия для избранных превратился в фаст-фуд, — говорит автор. Сплетни — все же тайное греховное удовольствие».


Перевод осуществлен с сайта http://nymag.com

Ссылка на источник

DB query error.
Please try later.