Оковы брака так тяжелы, что нести их можно только вдвоем, а иногда и втроем. © Александр Дюма

Эстер Перель — ведущий психотерапевт — разбирает связь долгоиграющих отношений. Как можно вернуть страсть? Как по-другому взглянуть на измены?

b8baa4121b.jpg

История изобилует поучающими притчами и забавными сюжетами об изменах.

* * * * *

В Талмуде написана такая история. Каждую ночь рав Аши падал на колени и молил своего господа уберечь его от дьявольского искушения. Жена, услышав это, удивилась: «Мы уже столько лет даже не прикасались друг к другу. Почему он это говорит?»

И как-то раз, переодевшись Харутой (вавилонской блудницей), она отправилась к мужу в сад.

— Кто ты? — задал вопрос рав Аши.

— Я Харута.

— Я хочу взять тебя, —ответил он. И исполнил желание.

Когда рав Аши вернулся домой, жена разводила огонь в очаге. Он подошел к огню и пытался упасть в самый его жар.

— Что случилось? Почему ты так ведешь себя?

— Потому что я грешен перед тобой.

— Но ведь это была я! — возразила жена.

— Это не имеет значения — мне все равно хотелось запретного...

* * * * *

Когда-то в древние времена Господь создал десять Адамов. Первый был пахарем, второй работал на пастбище, третий — занимался рыбным промыслом…

Прошло какое-то время и все они обратились с просьбой к Отцу своему: «Отец, у нас есть все, мы заняты делом и сыты. Но нам скучно. Чего-то еще хочет душа наша».

Господь дал каждому тесто и ответил:

— Пусть каждый слепит себе женщину, исходя из своих предпочтений. А я наделю их жизнью.

А затем вручил им также и сахар, сказав:

— Всего на блюде десять кусков. Возьмите себе по одному и отдайте жене во имя сладкой жизни с ней.

Когда на блюде не осталось кусочков, Господь нахмурился:

— На самом деле там было 11 кусков. Среди вас есть плут, взявший себе 2 куска. Кто он?

Но никто не ответил.

Тогда Господь смешал всех жен и раздал случайным образом каждому Адаму.

С тех пор девять мужчин из десяти уверены, что чужая жена слаще… Ведь ей достался  лишний кусок сахара.

И только один из Адамов считает, что весь женский род одинаков, ведь лишний кусок сахара съел он сам.

Моногамия

Измена.png

Когда двое превращаются в пару, они начинают выбирать, что окажется внутри их союза, а что — за пределами. И начинают строить надежный забор из вопросов «Чем мы будем заниматься вдвоем, а чем — только я один?  Надо ли нам засыпать в одинаковое время? А ты поедешь на праздники к моей семье?»

Приходится задуматься и о прошлых любовниках: можно ли их упоминать в рассказах, встречаться с ними? 

Зона личного пространства оказывается под властью одной королевы — Верности.

Раньше выбор партнера был один на всю жизнь — как у лебедей или волков. Но теперь это означает лишь, что в каждый момент времени у человека есть не больше одного сексуального партнера. (Как выясняется, лебеди и волки тоже не вполне моногамны.)

Вот женщина выходит замуж, разводится, потом какое-то время она свободна, затем меняет несколько любовников, выходит замуж во второй раз, снова разводится — и ее все еще можно считать моногамной при условии, что она во всех отношениях сохраняет верность партнеру. А вот мужчина, который пятьдесят лет живет с одной и той же женщиной, но на пятнадцатый год брака позволяет себе увлечение на одну ночь — тут же попадает в категорию неверных. Раз уж изменил, то изменил.


Снимок экрана 2015-11-25 в 16.34.24.png

За последние пятьдесят лет мы открыли для себя новые формы брака и семейных отношений. Какими они только ни бывают! Но мы упорно настаиваем на соблюдении принципа моногамии. Есть, конечно, исключения: кинозвезды, стареющие хиппи, свингеры, — но в целом эти границы остаются недвижимыми.

Американской культуре присуща высокая степень толерантности к разводам. И полное отсутствие толерантности к измене. Мы скорее разорвем отношения, чем подвергнем сомнению их структуру. © Мишель Шейнкман

Большинство пар даже не обсуждают тему измены. Ведь это абсолют, зачем подвергать его сомнению? Для большинства это настолько темная зона, что они предпочитают вообще избегать подобных разговоров — боятся, что, если в их броне появится хоть малейшая пробоина, им не избежать Содома и Гоморры.

Ведь нет же такого понятия: «верен на 98%» или «верен лишь время от времени».

Снимок экрана 2016-02-25 в 16.38.25.png

В поисках единственного

Исторически все складывалось так:

  • Общество навязывало моногамию как способ контроля. «Кто из этих детей мой? Кому достанется моя корова после моей смерти?».

  • Верность не имела к любви никакого отношения.

  • Постоянство требовалось лишь от женщин — сегодня же оба партнера должны хранить верность. 

  • Людьми управлял страх совершить грех 

Сегодня же оба партнера должны хранить верность, причем делается это добровольно. Никто больше не обязан жениться по чужому выбору или прибегать к помощи свахи, и мы отправляемся на поиски идеала — а запросы у нас нешуточные.

cover11_1443119958-630x315@2x.png

Наш идеальный партнер должен обладать всеми характеристиками, принятыми в традиционной семье — а также любить и хотеть нас, и чтобы мы были ему интересны. Мы должны быть друг для друга и любовниками, и лучшими друзьями, и доверенными лицами.

Современный брак предполагает, что каждый может найти человека, с которым все это достижимо, — надо только поискать. И мы так крепко держимся за идею о том, что брак даст нам все, что может легко развестись или завести роман на стороне только из-за уверенности, что выбрали не того человека, с кем можно достичь нирваны. И в следующий раз надо выбирать тщательнее.

Все наши эротические стремления сводятся к одной идее: меня всегда будут любить, всегда, везде, во всех возможных формах и проявлениях, и мое тело, и мою душу, без критики и, главное, без усилий с моей стороны. © Нэнси Чодороу

Повзрослев, мы ищем в любви то первобытное ощущение единства с матерью. Нередко особенно настойчиво ищут идеального партнера те, кто был лишен это идиллии, или чьей матери не было рядом, или она вела себя эгоистично и непостоянно.

Но вот вопрос: не фантазия ли это единство? Для ребенка мать — это все, но ведь мать не полностью предана только своему ребенку.

Так что с самого начала жизни маленького человека рядом маячит измена. Мы растем, и она остается неподалеку. 

Современная жизнь усиливает мучительное чувство ненадежности и страх потерять и страх быть покинутым. В мире, где всему есть замена, наша потребность в безопасности и надежности вырастает до максимальных размеров. Чем мельче мы себя чувствуем в сравнении с окружающим миром, тем важнее нам быть звездой хотя бы в глазах нашего партнера. Мы хотим знать, что имеем значение и что хотя бы для одного человека мы уникальны.

Измена.png

Мы всегда озабочены только объектом любви, а не собственной способностью любить. Мы думаем, что любить легко, просто подходящего человека найти сложно; а как только мы найдем того самого, единственного, больше нам никто и не будет нужен. © Эрих Фромм.

Новый взгляд на неверность

Когда-то моногамией считалось один человек на всю жизнь. Сегодня моногамия — один человек за раз.

Эстер Перель рассматривает измены с двух сторон: боль и предательство — с одной стороны, рост и самопознание — с другой. Какое значение она имеет для тебя и для меня? 

Когда пара приходит ко мне после измены, которая раскрылась, я часто говорю им вот что: Ваш первый брак не удался. Хотите ли вы создать второй вместе?

Вопрос: Как доверие может повлиять на близость?

Измена.png

Вопрос: Существует ли секрет, который поможет «зацементировать» отношения?

Измена.png

Лекция Эстер Перель о неверности супругов:


Купить на Озоне книгу Эстер Перель «Как примирить эротику и быт»

Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Защита от автоматических сообщений

Похожие статьи