«Напиши да напиши про секс, — говорят мне все наперебой, — а то уже сколько времени прошло, а про секс — ни звука». «Да перестаньте, — отвечаю я, — ну какой секс? Тут генсовет «Единой России» вернул в списки 9 из 14 победителей праймериз, тут долги теплоснабжающих предприятий региона составляют 889 млн рублей, а вы говорите — секс!»

Но читатели — это же совершенно невозможные люди. Им твердишь о заявлении Олега Фурсова об ответственных, порядочных людях, с помощью которых проще будет проводить позитивные перемены в жизнь, а они зевают. Напоминаешь про единый день выборов, а они бегут от тебя со всех ног и окапываются вдалеке. Того и гляди, начнут скандировать: про секс! про секс! Приходится реагировать, держать руку на пульсе, стимулировать спрос предложением. А то эти читатели еще организуют с горя фан-клуб памяти газеты «Спид-инфо».

Так вот, о сексе. Начну с веселого. Лет в пятнадцать я прочитала самую странную из книг на эту тему. Сейчас хотела отыскать ее в Яндексе, да передумала — должны же у человека оставаться легенды. Эта был сборник советов американского автора о правилах поведения в сексе для одиночек старше тридцати. Разумеется, лучшее чтение по теме для советской девятиклассницы. 

После себя книга оставила прочное чувство уныния. Но одна из фраз запомнилась — совет мужчинам: «впервые оказавшись у своей дамы дома, немного помолчите — дайте ей оправиться от смущения, на это должно уйти не более сорока минут».

Я просто взвыла от тоски. Представила, как мужчина чурбаном топчется вокруг телевизора, женщина в диванных подушках заливается краской стыда, и все глухо молчат. Сорок минут смущения, виданное ли дело! Гораздо уместнее было бы обменяться с дамой смешными историями из жизни, это объединяет. Понятно, что секс объединяет лучше, но раз уж положено сорок минут смущаться, то лучше поболтать. Я бы с легкостью рассказала роскошную историю. Как раз новогоднюю.

У бухгалтера Т. возникло раздражение после восковой эпиляции ног. Она очень расстроилась, так как планировала эротическое свидание с автомехаником С. в канун праздника. Расстроилась, но изобретательный ум быстро предложил хорошее решение проблемы — надеть чулки. «А что? — бормотала себе под нос Т., — это даже интересно, это даже возбуждающе, вся порнография построена, в сущности… чтобы чулки…» Но потом засомневалась. Ранее она никогда не носила чулок. И даже высказывалась презрительно об их лживой асоциальной сущности. «А не решит ли автомеханик, что я сошла с ума или подвержена преждевременному климаксу?» — вот так засомневалась она, но изобретательный мозг выручил и на этот раз.

Бухгалтер Т. воспитывала дочь школьного возраста, дочь занималась в театральном кружке и прилежно готовила для новогоднего спектакля роль Белоснежки. Наличествовал и костюм. Прекрасное платье из ацетатного шелка с традиционным для Белоснежки воротником и тугой шнуровкой корсажа. Бухгалтер Т. придумала, что она появится перед автомехаником С. этаким новогодним сюрпризом, шутливой феей, воплощением его сексуальной фантазии. Она не была уверена, что автомеханик имеет такую сексуальную фантазию, но выбора не было. 

Т. с трудом натянула Белоснежкин наряд, оправила чулки и выпила для храбрости тридцать миллилитров коньяку. Потом еще тридцать. Ну и еще пятьдесят, потому как Бог троицу любит, сбивчиво проговорила она отражению в зеркале. Отражение подмигнуло ей и сплясало танец. Отражение было довольно.

К автомеханику С. бухгалтер поехала на такси. Коньяк плескался в желудке, ацетатный шелк скользил по колену и красиво контрастировал с черным меховым пальто. Бухгалтер подпела какой-то песне по радио, водитель показал ей большой палец одобрительно.

Приехала, на лестничной клетке сняла шубу и приготовилась к действу. Внезапно распахнулась соседняя дверь, на площадку выглянула женщина в махровом халате и тапочках с пушком. «Наконец-то, — сказала она, — мы вас с трех часов ждем… Понимаю, конечно, сейчас у всех сложности, но мы же авансировали…» В руках она держала объемный пакет. Через полупрозрачный полиэтилен ярко просвечивали красиво упакованные свертки и шоколадные конфеты дорогих сортов. Далее все завертелось.

Бухгалтер Т. понимает, что ее приняли за кого-то другого. Возможно, Снегурочку. Она пытается объяснить женщине ее ошибку. Женщина отказывается слушать и предлагает бухгалтеру немедленно пройти в квартиру и выполнить свою работу. Она даже немного тащит ее внутрь за ацетатный рукав-фонарик. Бухгалтер сопротивляется. Женщина нарочито нюхает воздух и возмущенно обзывает бухгалтера алкоголичкой. Та протестует. Объемный пакет падает. Что-то разбивается стеклянно. Привлеченный шумом, автомеханик С. открывает дверь. Видит бухгалтера Т. в костюме Белоснежки, свою соседку, разгоряченную борьбой, пестрые пакеты и конфеты россыпью на рыжей подъездной плитке, теряет дар речи. Минуты через три произносит: «Честно говоря, я не знаю, что уместно предпринять в данной ситуации».

Кстати, сама идея Белоснежкиного костюма ему очень понравилась. Он потом говорил с восхищением: «Пришла Т., напилась, избила моих соседей, обездолила их ребенка, но зато в каком восхитительном наряде… »

Наталья Фомина
Писатель, журналист, Новая газета Поволжье

Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Защита от автоматических сообщений

Похожие статьи

Мудрые истории

6034