Монологи удивленных матерей, чьи дети учатся за рубежом.

История первая

Я не успеваю записывать то, что меня поражает! (Швейцария)

hiking-1312225_1280.jpg

Уроки идут блоками по полтора часа. Между ними — двадцать минут отдых, во время которого дети ВСЕГДА на улице. Они выходят из класса на воздух под такой навес-террасу у каждого класса. Им даже не надо переобуваться. В любой дождь и ветер они там. В хорошую погоду все (и учителя!) играют в футбол, баскетбол, пинг-понг и далее по списку. Ребенка, который не бегает, скорее всего отведут к врачу… Моих водили каждый день первые две недели —  а они просто не были в курсе, что в школе можно бегать.

С 11.30 до 13.30 — обеденный перерыв. Можно остаться в школе, можно вернуться домой. Меня этот перерыв немного напрягает, но из-за него дети вообще не устают. Вообще! Дочь вчера спросила: «А долго мы еще так отдыхать будем?»

Чтобы дети не боялись формулировать свои мысли в письменном виде (ведь на сегодня — это катастрофически исчезающий навык), в школе есть почта «учитель-ученик». У каждого ребенка — свой почтовый ящичек, куда он кладет записку, на которую учитель обязательно отвечает. Эта система пользуется невероятным успехом — с утра все бегут забирать свои «письма».

Словарные диктанты пишут под картинкой. А не под диктовку. Это же из серии «все гениальное просто»!Ребенок запоминает, как пишется слово, визуально сопоставляя его с картинкой. Поверьте, это очень работает!

Когда делают какой-то доклад, всегда включают музыку. На задание «сделать доклад» всегда очередь из-за того, что дети сами выбирают для него музыку. В докладе, кстати, приветствуется костюм и реквизиты. Эдакий мини-спектакль. Никаких презентаций в Power Point нет. Считается, что ребенок в начальной школе не может сделать презентацию самостоятельно. 

На математике КАК решать примеры — не объясняют. То есть ребенок, на основе имеющихся у него уже знаний, должен придумать, как легче решить, допустим, 48 плюс 53, и объяснить. Правильного способа нет — все решают так, как им удобно. Из-за этого, допустим, когда выяснилось, что класс уже знает дроби, а моя дочь еще не в курсе — все дети бросились объяснять ей по-разному, используя яблоки, кубики и пластилин. Учительница самоустранилась, а через два дня просто спросила ее, все ли понятно. На что та ответила: «Мне еще никогда ни одна тема не была НАСТОЛЬКО понятна».

apple-256261_1280.jpg

Многое трогают руками. Весь окружающий мир — это «потрогать и попробовать». Дегустировали недавно пшеницу, рожь и овес. Ездили на мельницу — это все нужно было смолоть. Теперь им обещают, что пекарь испечет из «их» муки булочки и привезет это все в школу. На географии изучают местный регион буквально так — вот здесь у нас такая-то речка, пойдемте смотреть. Видите: тут почва такая-то, а тут такая-то. Здесь на горе, смотрите, такая растительность, а вот на той горе — поедем завтра — другая. На предмет, который твечает за поделки своими руками, отводится часов столько же, сколько и на физкультуру. И это два лидера по количеству часов в неделю! 

В этой школе считают, что ошибки — путь к успеху. У дочери в классе (3 класс) сделали даже фею ошибок (очень красивая симпатичная куколка). Сами, руками. Фея голосом (учительницы) объясняет им, что ошибаться — хорошо и можно, и переживать тут нечего, потому что ты: а) мыслишь креативно и б) не боишься пробовать. У дочери постарше (5 класс) учительница рассказывает каждый день новый пример из науки, когда ошибка привела к открытию. 

P.S. Справка от врача нужна, если только пропускаешь больше 2 недель! Правда, это единственный случай, когда надо все задания делать дома. Ну — ладно уж. Так уж и быть.

P.P.S. Школа начальная. Муниципальная, абсолютно бесплатная. На мой московский взгляд темп довольно медленный, но тем не менее программы в целом совпадают, и даже идут вровень с российскими. И как это у них получается с таким «отдыхательным» подходом?..

История вторая

Назад в московскую школу? Ни за что! (Франция)

school-1549891_1280.jpg

В середине пятого класса моя дочь, ученица московской школы, входящей в сотню лучших в России, начала учиться в провинциальном французском колледже — аналоге нашей средней школы. Французского языка она не знала совсем. Мерси, бонжур, сильвупле — не в счёт.

Под взглядами школьной администрации я всегда робела. Но, как оказалось, администрация может быть дружелюбной и гостеприимной. Нас удивило полное приятие со стороны колледжа — не хватает нужного документа — не переживайте, принесёте как-нибудь потом. Про предыдущие оценки поверили на слово. Никто дочку не подвергал никаким тестам. Надо учиться? Будем учить. Возникнут сложности — поможем. «Может, её на класс ниже записать?» — поинтересовалась я. «Зачем? Пусть учится со своим возрастом! А вот если будет очень много проблем, лучше пусть повторит этот год. Но я почти уверена, что до этого не дойдёт», — вселила в меня надежду директор. И ни полунамека о каком-либо репетиторстве за деньги.

В условленный час автобус забирает детей со специально оборудованных остановок и в определенный час возвращает туда же. Дети в целях безопасности обязаны надевать ярко-жёлтый жилет с символикой департамента.

Французы, как известно, в английском не сильны, но всё же, узнав, что дочка говорит по-английски, учительница математики, чтобы объяснить ей хоть что-то, стала приносить с собой на урок французско-английский словарь. Физрук не ленился прибегать к помощи англичанина из параллельного класса. Другие учителя активно использовали рисунки и пантомиму, так, что иногда все дружно смеялись. Никто не жаловался. Нам никто не звонил, тревогу не бил, не возмущался, о помощи не просил.

La vie scolaire, что в переводе «школьная жизнь» — это подразделение в школе, состоящее из шести человек, трёх девушек и трёх молодых людей в возрасте от 21 до 35 лет. У них есть специальный кабинет, куда может зайти каждый ребенок по любому вопросу. Один встречает учеников у ворот, другой дежурит в столовой, третий отмечает пропуски и следит за посещаемостью. Они организуют внеклассную работу, помогают отыскивать потерянные вещи, разрешают конфликты между детьми и так далее.

GL000043B-1560x1040.jpg

На больших переменах детям запрещено находиться в школе — они должны дышать свежим воздухом и двигаться.

Школьной формы в колледже нет. Нет и сменной обуви. Нет даже раздевалки. Куртки дети носят с собой из класса в класс. Зато у каждого есть шкафчики с замками, где дети хранят книги, спортивную форму, чтобы не таскать тяжести. Несмотря на то, что все ходят в уличной обуви, в школе всегда очень чисто, при этом дочка ни разу не видела уборщицу. Наверное, в отличие от наших грозных фей с половыми тряпками, гневно кричащих вслед детям, французские уборщицы выполняют свою работу во время уроков, и поэтому ученики им не мешают.

«Если утром не хочется вставать, я вспоминаю, какой вкусный обед меня ждёт в школе», — спустя месяц учёбы сказала дочь. Именно обеды стали, пожалуй, самым ярким первым впечатлением дочки от колледжа. На протяжении первых двух месяцев она каждый день с восторгом детально описывала меню, и я вместе с ней не переставала удивляться его разнообразию. Названия блюд звучали как ресторанные, а их состав вызывал у меня слюноотделение и даже желание приготовить нечто подобное гостям. Основные блюда в меню ни разу не повторились за два первых месяца.

К клубнике могут подать сахар, к редиске дают кусочек сливочного масла, а к рыбе — дольку лимона. Нас это удивляет, но если вдуматься — это же нормально. Так же нормально, как и красиво сервировать блюда для детей, воспитывая в них любовь к красоте, а не дурные привычки.

Сотрудницы столовой улыбчивые, они не ругают ребенка, даже если тот уронил поднос. Но убрать за собой должен он сам.

Стоимость школьного обеда — примерно 150 рублей. Учитывая, что минимальная зарплата тут в несколько раз больше российской, цена за такой шикарный обед более чем скромная.

2015-07-14-roman-004-1024x683@2x.jpg

Во Франции принята двадцатибалльная система оценок. Дочка считает, что такая система лучше отражает твой уровень знаний, она более точная, при ней «не схалявишь». А еще, по её мнению, когда оценок всего пять, а на самом деле три, то учитель невольно натягивает оценки своим любимчикам и занижает тем, кого недолюбливает. И я с ней согласна. Когда в арсенале учителя 20 баллов, то более понятны критерии выставления оценки, поэтому выше вероятность точной и непредвзятой оценки. Каждая ошибка имеет значение. И не только ошибка. Для того, чтобы получить оценку больше 17, нужно выдать что-то «выдающееся»: оригинальную мысль или решение. При пятибалльной системе эти усилия сложно оценить. Пятерку получает и тот, кто очень постарался, и тот, кто просто сделал добротно. Это убивает стремление делать что-то выдающееся. А четверку может в определенных случаях получить тот, у кого «есть много исправлений и нет ошибок» и тот, у кого целых три ошибки. Детям это, естественно, кажется несправедливым.

Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Защита от автоматических сообщений
Ознакомлен и принимаю условия Соглашения

Похожие статьи