Зимой, на самом деле, нет сил читать ничего серьезного: вечера больше всего хочется провести, лежа на диване в позе сытого тюленя. Можно и с книжкой, но с такой, чтобы она скорее помогала разгрузить голову, чем добавляла новых забот. Книжка с картинками, свежий перевод идеально винтажного полузабытого детектива, неглупый женский роман и холивар диетологов — вот что-нибудь такое.

Джон Бойн «Ной Морсвод убежал»

1.jpg

Хотя Джон Бойн вовсе не является прежде всего детским писателем, в четырех своих книгах для подростков (три из них уже изданы на русском языке, четвертая вот только вышла в самой Англии) он завлекает читателя тем, что популярно объясняет, как непросто быть маленьким. Но почти всегда есть и возможность спасения: можно улететь, как Барнаби Бракет, или сбежать в сказку, как герой этой книги Ной Морсвод. Вокруг Ноя Морсвода, живущего с мамой и папой в домике на лесной опушке, чудеса начинаются, стоит ему только уйти из дома: ходячие яблони, пропадающие яблоки, газеты, пишущие о том, что происходит прямо сейчас, и говорящие таксы. Но самой чудесной будет встреча со старым мастером из лавки игрушек и рассказанная им история. Раз начавшись, сказка не заканчивается уже никогда — как нам бы того и хотелось.   

Дороти Л.Сэйерс «Где будет труп»

2.jpg

В англоязычной литературе Дороти Сэйерс известна ничуть не меньше, чем Агата Кристи, но почему-то именно этой дивной писательнице не хватило нашего внимания и переводов. Возможно, дело в ее истовом протестантизме, но только ведь именно в детективах ее религиозность почти незаметна. Это прежде всего остроумные истории с яркими, влюбляющими в себя героями и не менее яркими второстепенными персонажами — чего стоит одна аристократическая мать лорда Питера Уимзи, которая то и дело разражается бесконечным потоком слов, притворяясь светской дурочкой, и тем самым не раз выручает сына из сложных ситуаций. Новое открытие Дороти Сэйерс на русском языке решено было начать с цикла романов о Питере Уимзи и Гарриет Вэйн — сочинительнице детективных историй и влюбленном в нее лорде. Это вторая книга, будет и продолжение.

Эдит Уортон «В лучах мерцающей луны» 

3.jpg

Еще один классик американской литературы: мировую славу ей принес экранизированный Мартином Скорсезе роман «Век невинности», нам, несмотря на Пулитцеровскую премию, практически неизвестный. В большинстве своих, написанных почти 100 лет назад, романах Уортон на разные лады повторяет ситуацию из собственной биографии: аристократическая дама из Нью-Йорка, она рано вышла замуж за не менее благородного мужчину из хорошей семьи, чтобы вскоре обнаружить, что он изменяет ей нещадно, проматывая деньги на любовниц. Страдать Уортон не стала, а сбежала в Париж, где и встретила свою настоящую любовь, пусть ей и пришлось долго держать свои отношения в секрете. Почти в каждой ее книге неразумный брак рассыпается при столкновении с любовью. И только в этом романе все наоборот: двое нищих искателей приключений поженились, чтобы на деньги от подарков блистательно прожить совместный год и разбежаться, но оказывается, что им не так-то просто расстаться.

Тоби Риддл «Всегда рядом»

4.jpg

Короткий графический рассказ о летящих над городом ангелах, о спасении и утешении, которое ждет нас за углом. Впрочем, иногда ангелов и самих приходится спасать, и тогда людям и прочим тварям дается шанс показать человечность. Винтажная, как будто уже знакомая история, выполнена в стиле кадров домашней кинохроники. Только как будто за привычными видами города проступает его внутреннее содержание, которое ты до времени умудрялся не замечать: ангелы, индейцы и истинные лица бредущих вокруг тебя людей. Для зимы самое то.   

Деннис Лихэйн «Настанет день»

5.jpg

Перечислять заслуги Денниса Лихэйна можно бесконечно: автор «Таинственной реки», «Прощай, детка, прощай» и «Острова проклятых», он не менее важен для нас своим сценарным участием в «Прослушке» и «Подпольной империи». Экранизации сыграли с его романами злую шутку: большинство из них мы не читали именно потому, что нам повезло их посмотреть. Исправить несправедливость помогут романы, еще не экранизированные, которые впервые выходят на русском языке. Такие как «Настанет день» — эпическая сага о жизни Америки после Первой мировой войны. Это не совсем легкое чтение, и тут не всегда все гладко, но спутывая в один клубок множество героев и явлений, Лихэйн одновременно объясняет, как за ниточки их дергают очень простые страсти: месть, любовь, алчность и стремление выжить.

Жан-Мишель Коэн «Диета парижанки»

6.jpg

Книга о том, как доктор Жан-Мишель Коэн поссорился с кумиром миллионов, диетологом Пьером Дюканом, обозвав его белковую диету вредной и заявив, что возвращается она к худеющему потерянными килограммами и проблемами со здоровьем. Вместо Дюкана Коэн предлагает себя, да еще 300 рецептов в придачу. Доктор мягко стелет: вроде как в его диете, в отличие от дюкановской, можно все, и даже фастфуд, а спортом вроде как заниматься не обязательно. Но спать оказывается жестко: дневной рацион необходимо сводить к 1 400 калориям, расставаться с весами и сантиметром нельзя ни на секунду, и в итоге все возвращается к старому доброму сельдерею на ужин. Но остается лазейка: можно и вовсе не худеть, а разве что чуть меньше жрать, просто поверив доктору Коэну, что два-три лишних сантиметра на талии не всегда являются поводом для трагедии.   

Джимми Лиао «Звучание цвета»

7.jpg

Язык не повернется назвать книги тайваньского художника Джимми Лиао книжками-картинками, и уж тем более детскими: это скорее визуальные путешествия в фантазийный мир, все глубже засасывающий читателя на каждой странице. В «Звучании цвета» ослепшая девочка спускается в метро, ждет поезда, едет, и все это время представляет волшебные миры, где она могла бы оказаться. Казалось бы, сделай шаг — и полетишь за облака, поверни за угол — и окажешься на залитой солнцем лужайке. И хотя Лиао неоднократно подчеркивает, что все это игра, придумка, воображение, после этой книги уже невозможно смотреть на метро по-старому, да и читателю уже не быть прежним. Иными словами, это артефакт, реликвия, 80 страниц чистейшего счастья — не проходите мимо.   

Маррей Маккейн «Книги!»

8.jpg

Винтажная хвалебная песня книге: впервые была издана в 1962-м году, стала книгой года New York Times и с тех пор неоднократно переиздавалась — всегда, когда нам начинало казаться, что печатная книга — не самое удивительное, что есть на свете. Заслуга в этом принадлежит не столько писательнице, сколько дизайнеру и иллюстратору Джону Алькорну, абсолютной итальянской легенде 60-х и 70-х годов, иллюстрировавшему все, от газет и журналов до сигаретных пачек. В «Книгах!» он ухватился за псевдовикторианский шрифтовой стиль с картинками и указующими перстами, с новой придумкой на каждой странице. Так книжка для детей, вроде как прославляющая слова и чтение, становится идеальной историей для взрослых визуалов, которые любят играть в игры. Все остальное — слова, слова, слова...

Мэгги О’Фаррелл «Рука, что впервые держала мою»

9.jpg

В 2010-м году эта книга получила премию Costa — одну из самых престижных в мире английской литературы. К этому моменту Мэгги О’Фаррелл была англичанам уже отлично известна как автор четырех романов, в каждом из которых главная героиня была вынуждена столкнуться со страшными тайнами прошлого. Примерно то же самое происходит и в ее пятой книге, только не ужасы прошлого, а зыбкость настоящего оказывается еще важней. Тут параллельно разворачиваются две истории: девушки Лесли, бежавшей из дома в 50-х годах и сражающейся за жизнь в лондонском Сохо, и Элины, которая 50 лет спустя с трудом принимает на себя тяготы материнства. Обе истории оказываются, конечно, связаны, и связаны именно материнством, и самое главное здесь — это финальное освобождение от страданий, которое дарует своим героям внимательный автор.   

Слава Сэ «Сантехник-2. Твое-мое колено»

10.jpg

Уже и «писатель, пришедший из ЖЖ» перестало быть как рекламой, так и рецептом успеха, но некоторые имена останутся — такие, как Слава Сэ. Его тексты все так же растаскиваются на цитаты, а его способность в двух словах припечатать русскую жизнь (сидя при этом в Риге, откуда русская жизнь виднеется с таким ностальгическим советским флером) — бесценна. Впрочем, не одной русской жизнью. Во-первых, как не узнать такого: «Даше недавно взгрустнулось на сумму, сопоставимую с бюджетом Зимбабве. Она купила пять пар кроссовок, все ужасно разные». Во-вторых, большая часть книги посвящена путешествию по Европе, где как раз незабываема поступь истории: «До нас в гостинице жили два автобуса поляков. Они сбежали, завидев 150 гитарных чехлов русской делегации. Некрупные народы плохо переносят нашу ширь. Напрасно, мы были лапочками. Сломали одну ногу, одну стену и научили ящериц подпевать „Солнышко лесное“. И все».

Комментарии

Пока нет ни одного комментария

Оставить комментарий

Вы можете (в том числе через социальные сети) или оставить комментарий как гость.

Комментарии проверяются модератором. Их появление на сайте может занять некоторое время.

Защита от автоматических сообщений